Здесь вы найдете все для детского развития и творчества!

Поганки

ОхотникСтановилось голодно, надо было подумать о мясе. Я взял ружьё и пошёл на маленькое лесное озеро. Оно густо поросло у берегов травой. На ночь сюда собирались утки.

 

Пока дошёл — стемнело. В тростнике закрякало, с шумом поднялись утки. Но я их не видел, стрелять не мог.

 

«Ладно, — подумал я. — Дождусь утра. Майская ночь совсем короткая. А до света они, может, вернутся».

 

Я выбрал место, где тростник расступался и открывал полянку чистой воды. Сделал себе шалашик в кустах и забрался в него.

 

Сперва сидеть было хорошо. Безлунное небо слабо сияло, звёзды поблёскивали сквозь ветви. И пел-шептал свою приглушённую, несмолкаемую, как ручеёк, песню козодой-полуночник.

 

Но набежал ветерок. Звёзды исчезли, козодой умолк. Сразу посвежело, посыпал мелкий дождик. За шиворот мне потекли холодные струйки, сидеть стало холодно и неуютно. И уток не слышно было.

 

Наконец запела зарянка. Её цвирикающая переливчатая песенка задумчиво-грустно звучит вечерами. А под утро кажется радостной, почти весёлой. Но мне она не обещала ничего хорошего. Я проголодался, продрог и знал, что теперь утки не прилетят. Не уходил уж только из упрямства.

 

Дождик перестал. Начало прибывать свету. Пел уже целый птичий хор.

 

Вдруг вижу: в траве, в заводинке, движутся две птичьи головки.

 

Вот они, утки! Как незаметно сели…

 

Я стал прилаживать ружьё, чтобы удобно было стрелять, когда выплывут на чистое.

 

Выплыли. Смотрю: острые носики, от самых щёк на прямые шеи опускается пышный воротник. Да совсем и не утки: поганки!

 

Вот уж не по душе охотникам эти птицы!

 

Не то, чтобы мясо их на самом деле было поганое, вредное для здоровья. Оно просто невкусное. Одним словом, поганки — не дичь.

 

А живут там же, где утки, и тоже водоплавающие. Охотник обманется и с досады хлопнет ни. в чём не повинную птицу. Застрелит и бросит.

 

Так грибник, приняв в траве рыжую головку какой-нибудь сыроежки за красный гриб, со злости пнёт её ногой и раздавит.

 

Разозлился и я: стоило целую ночь мёрзнуть! Подождите же!

 

А они плывут рядом, плечо к плечу. Точь-в-точь солдатики. И воротники распушили.

 

Вдруг — раз! — как по команде «разомкнись!» — одна направо, другая налево. Расплылись.

 

Не тратить же на них два заряда!

 

Расплылись немного, повернулись лицами друг к дружке и кланяются. Как в танце.

 

Интересно смотреть.

 

Сплылись — и нос к носику: целуются.

 

Потом шеи выпрямили, головы назад откинули и рты приоткрыли: будто торжественные речи произносят.

 

Мне уж смешно: птицы ведь, какие они речи держать могут.

 

Но вместо речей они быстро опустили головы, сунули носы в воду и разом ушли под воду. Даже и не булькнуло.

 

Такая досада: посмотреть бы ещё на их игры!

 

Стал собираться уходить.

 

Вдруг смотрю: одна, потом другая выскакивают из воды. Стали на воду, как на паркет, во весь свой длинненький рост, ножки у них совсем сзади. Грудь выпятили, воротники медью на солнце зажглись — до чего красиво — так и полыхают.

 

А в клюве у каждой платочек зелёной тины: со дна достали. И протягивают друг дружке подарок. Примите, дескать, от чистого сердца ради вашей красоты и прекрасного майского утра!

 

Сам-то я тут только и заметил, как хорошо утро. Вода блещет. Солнышко поднялось над лесами и так ласково припекает. Золотые от его света комарики толкутся в воздухе. На ветвях молодые листочки раскрывают свои зелёные ладошки. Чудесно кругом.

 

Сзади сорока налетела, как затрещит! Я невольно обернулся. А когда опять посмотрел на воду, поганок там уже не было: увидели меня и скрылись.

 

Они скрылись, а радость со мной осталась. Та радость, которую они мне дали. Теперь ни за что я этих птиц стрелять не буду. И поганками их называть не буду. Ведь у них есть и другое имя, настоящее: нырец или чомга.

 

Очень они полюбились мне в то утро, хоть я и остался без мяса.

 

(Из серии "Маленькие рассказы")

 

Иллюстрация Inka Hagen.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1
Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика